©2018 Учебные документы
Рады что Вы стали частью нашего образовательного сообщества.

28. "Честного не жди слова - я тебя предам снова!"30 - Решение и все последствия его я принимаю, как должное. Последствия...

28. "Честного не жди слова - я тебя предам снова!"

30


За бокалом вина или дружеской партией в шахматы сапфирам - сотрудникам Института Бионики - нет-нет да и случалось шутить, что и в стенах Института найдется место пылкой любовной истории: вот и Раэн Шед, старший амойский Нейрокорректор, сердцем тяготеет к блонди Алану Салту. Сам Алан общего оптимизма не разделял, прекрасно понимая, что если даже знаменитый сапфир Раэно и мечтает слиться в экстазе с шефом амойской разведки - то только посредством установки нейрокоррекции. Старейший амойский "промыватель мозгов" практически жил своим делом, и если и проявлял в общении с Аланом чуть больше учтивости и такта, чем с прочими представителями элиты - то, скорее всего, потому, что не имел привычки грубо обращаться с будущими "пациентами". Это была одна из причин, делавших визиты в Лабораторию не самым приятным времяпрепровождением для Алана; к тому же ее помещения создавали у него ощущение тесноты и скученности, сжатости пространства, в куда большей степени, чем даже родные подземелья Центра - а именно эти ощущения господин Салт страсть как не любил.

И все-таки бывать здесь приходилось - того требовала работа. Когда три аэрокара главы АЦИ и его сопровождения спикировали на одну из посадочных площадок Института - это было для персонала Лаборатории верным сигналом того, что им предстоит дело.

Визит блонди – всегда событие. Встречать гостя вышел сам Раэн Шед, величественный сапфир с искрящейся в синих волосах редкой сединой. В его строгом лице было что-то от мраморной статуи – благородство и спокойствие; нарушал образ только пристальный взгляд глубоких темно-зеленых глаз Старшего нейрокорректора Лаборатории.

- Алан, всегда рад вас видеть, - с достоинством наклонил голову сапфир. – Полагаю, у вас есть для нас работа?

- Именно, - Алан кивнул на своих спутников. Среди двух андроидов-охранников замер высокий белокожий монгрел с ярко-рыжими волосами; руки его были плотно охвачены браслетами наручников. Раэн задержал на нем взгляд чуть дольше, чем следовало – цепкий, но совершенно непроницаемый взгляд – и снова повернулся к блонди:

- Разумеется. Я и мои специалисты полностью в Вашем распоряжении…


Катце чувствовал себя как солдат, идущий в самоубийственную, и возможно – последнюю для него атаку. За что боролся – то и получил, верно?.. Или ты ждал, что блонди будет тебя обхаживать, или, может, долго прессовать и выматывать, ожидая, пока сам раскроешь все секреты? А зачем – он итак может получить их все, пусть и в несколько «кашеобразном» виде. Достаточно воспользоваться услугами нейрокорректора…

И все же – скан памяти?? Катце, благодаря Раулю, довольно хорошо представлял себе, что это такое. Человеческая память - не кинолента, чтобы ее можно было легко и беспрепятственно посмотреть от начала до конца. Если им даже удастся сломать его сопротивление - о чем Катце думать не хотелось - выловить из потока воспоминаний нужную информацию, а уж тем более - информацию хоть сколь-нибудь детализованную - им будет очень нелегко. Сам же рыжий хакер после такого сеанса рисковал очнуться пускающим слюни безмозглым идиотом... Зато у идиота выведать что-то тем более невозможно...

Его впечатали в кресло, руки, ноги, шею закрепили в фиксаторах, облепили голову странного вида приспособлениями - и против воли Катце почувствовал, как из глубины души поднимается волна паники. Насилие над телом не казалось и в половину таким пугающим, как насилие над разумом и памятью. "Они ничего не смогут отнять у меня, - подумал Катце, - смогут только убить." Почему-то эта мысль принесла облегчение...

Картинка окружающего мира вдруг смазалась и поплыла - кажется... начали действовать препараты, которые ему вкололи... Сквозь туман Катце видел блонди и Раэна Шеда, пристально наблюдавших за ним. "Любуетесь, господа?!." - подумал он и провалился в забытье...

...Пробуждение больше походило на продолжение кошмарного сна, чем на реальность. Под тесным сводом черепной коробки как будто поселился вулкан; с трудом заставив себя разлепить веки, Катце попробовал сопротивляться боли, цепляясь сознанием и взглядом за какие-то предметы, звуки, детали окружающей обстановки. Какое-то время он не узнавал даже самые знакомые вещи, а фигуры говорящих о чем-то сапфира и блонди и вовсе казались ему бесконечно далекими и чужими.

- ...поверхностный скан памяти… примерно три дня... отправим данные вашей группе… заняться расшифровкой хоть сейчас же...

- ... ... мы можем забрать его?..

- Еще не… наши препараты... слишком сильная нагрузка... без должной подготовки… к летальному исходу. Я бы советовал… оставить вашего арестанта в Лаборатории. Отсюда ему... не исчезнуть.

- Когда мы сможем продолжить?

- Уже завтра, господин Салт. Как только будут готовы все необходимые тесты и анализы - без них продолжать сканирование чрезвычайно опасно.

- Благодарю вас, Раэн.

- Не надо слов. С вами всегда приятно иметь делать...

Сознание постепенно, рывками возвращалось... стоп! "Продолжать сканирование" он сказал?! Они намерены продолжать дальше?! Вывернуть его наизнанку всего, вплоть до ночей, проведенных с Раулем, до удара стека Ясона, до Рики, уходящего в огненную круговерть... Да лучше б его убили прямо здесь!..

***


Реанимационный бокс, куда доставили Катце после сканирования, больше напоминал тюремный изолятор - без-окон-без-дверей, стены с мягким покрытием, смотрящие с потолка из-за прочного пластика камеры... Катце опять приковали к койке так, что он почти не мог шевелиться, и накачали какими-то лекарствами до полного беспамятства. Он провалился в глубокий сон без сновидений - и хорошо, одному небу известно, что может присниться после такого грубого вмешательства в сознание.

Зато он хорошо, можно даже сказать - отлично, выспался впервые с момента возвращения на Амой - так, что почти не расстроился, когда его разбудили.

Дневной свет давно уже покинул Танагуру - это ощущалось ясно, несмотря на отсутствие окон в подземной Лаборатории. О ночи говорила тишина, нарушаемая только общим фоном из елеслышного жужжания и гудения, создаваемого машинами. Коридоры, по которым вели Катце, были скупо освещены и непривычно пусты. А ведь это неспроста... Он постарался собраться с мыслями, насколько это позволяло странно вихляющее сознание, и определить, куда его ведут. По всему выходило, что снова - в главный зал, к компьютерам Лаборатории и центральной Установке...

Минуту спустя все вопросы у Катце отпали, сменившись почти хищнической реакцией - будь он огромной кошкой, волосы на спине уже стояли бы дыбом. Фигуру, возвышавшуюся посреди зала Лаборатории, невозможно было ни с кем перепутать - Институт Бионики почтил своим присутствием сам Первый Консул Амой.

Судьба когда-то толи сделала подарок, толи зло пошутила, поставив Герхарда Гэла во главу Синдиката. Он был "то, что надо" для этого поста - если учесть, что многие считали, что Ясон Минк был слишком блонди даже для блонди... Ясон был слишком ярок, его свет слепил, и его бунт против установленных Юпитер законов можно было предвидеть за годы до его встречи с монгрельским вожаком Рики Дарком. Видно, госпожа Амой сделала выводы из своего неудавшегося - вернее, удавшегося слишком хорошо - эксперимента. Герхард Гэл был достаточно силен, чтобы удержать власть в этой маленькой преисподней - но недостаточно силен, чтобы попытаться этой властью распорядиться по-своему...

...Если не брать, конечно, в расчет того, на что намекали материалы файла Black-Orchid...

- А, так это и есть фурнитурчик Рауля? - живо поинтересовалась золотая громада, поворачиваясь навстречу вошедшим конвоирам. Консул, пожалуй, мог себе позволить называть Катце "фурнитурчиком" - рядом с ним даже нетипично высокий для монгрела рыжий казался изящным и хрупким. - Впрочем, я его, кажется, видел уже... как вы уговорили Салта оставить его тут, Раэн?

- Уговаривать не потребовалось, - тенью возник откуда-то Старший Нейрокорректор, невозмутимый, как и всегда. - Его оставили тут по медицинским показаниям. АЦИ получила диск с первичным срезом памяти - вы можете получить больше, но учтите: я не могу гарантировать вам сохранность психики объекта.

- Сохранность его психики мне решительно не нужна, - пожал плечами блонди, - равно как и тела. Такое даже на секс-долл не сгодится. Вытащите из него все, господин Шед. Мне нужно знать, где файл.

"Файл... так это правда?.. Тебе нужен файл, который был у Рауля. Но тот блонди, Алан, говорил...

Похоже, Консул, вы не дружите с шефом собственной разведки. И я не завидую вам в этом случае - если он доберется до Юпитер, вы скоро будете ворковать с господином Шедом из этого самого кресла, куда меня второй раз за сутки пакуют. Или господин Шед

тоже

в доле?? Как же я вас всех..."

В зал неслышно проскользнул оникс, поклонившийся Консулу.

- А, Касс... мальчишки уже здесь? Зови сюда, пусть посмотрят на дело рук своих...

Оникс исчез и вернулся через минуту... не один.

Оба ассистента бывшего Главы Института - Андрэ Цард и Имбер Лэн - появились в зале вслед за ним.

Заметив Катце, сильвер вздрогнул и сбился с шага; джад же сохранял холодно-отрешенный вид, как будто ему ни до чего не было дела. На рыжего он едва посмотрел, отвешивая легкие полупоклоны Консулу и Старшему Нейрокорректору.

- Господин Лэн, вот и вы, - Герхард Гэл удобно расположился в большом, как под него сделанном, кресле. - У нас есть для вас работа, которую стоит доверять только настоящим специалистам.

- Что от меня требуется? - голос с трудом, но слушался Имбера.

- Ассистировать господину Шеду, пока он будет проводить глубинный скан памяти, - отозвался Консул, явно с удовольствием наблюдая за реакцией сильвера.

- Разумеет… Господин Консул, но что требуется извлечь из его памяти? В чем… провинился этот человек?

- Мы предполагаем, - скучающим тоном отозвался блонди, - что он выкрал некую крайне важную информацию, ранее находившуюся в распоряжении господина Ама. И это я вас, господин Лэн, должен спрашивать, почему посторонние так запросто расхаживают на территории вверенного вам Института. Нет, можете не отвечать. Просто сделайте свою работу – то, для чего вы предназначены.

Лицо сильвера стало, как каменная маска. Коротко поклонившись Консулу, он шагнул к приборам. Встречаться глазами с Катце ему, похоже, не хотелось.

- Андрэ, дитя мое, - между тем продолжил Консул. - Подойди сюда. Ты видел раньше этого парня?

- У меня есть дела поважнее, чем любоваться старой мебелью, - безразлично отозвался джад - и вот тут уже едва не вздрогнул сам Катце...

- Хм, но ты ведь знаешь, кто это? - продолжал допытываться Консул.

- Знаю, - все так же ровно отозвался зеленоволосый. - У него очень приметная внешность - узнать легко, спутать с кем-то - сложно.

Консул только хмыкнул и не стал дальше расспрашивать.

- Господа, займите свои места, - прозвучал откуда-то голос Раэна Шеда. Миг спустя сапфир появился в поле зрения с инъектором в руках. Катце скрипнул зубами - д-дерьмо... Он точно помнил, что при глубоком сканировании памяти в Лаборатории используют тяжелые наркотики. Отнюдь не те, что обильно вызывают галлюцинации и пользуются большой популярностью в Цересе - здесь создавали какие-то свои дьявольские зелья, способные превратить сознание и подсознание в одну кипящую смесь. Рыжего монгрела приводила в ярость сама мысль о том, что может вытворить это дрянь с его телом и разумом - насколько беззащитным он станет перед действиями нейрокорректоров.

- Консул, вам удобнее всего будет перед мониторами, - лишенным эмоций, но не терпящим возражения тоном проговорил сапфир, аккуратно вгоняя иглу в вену "пациента". - Если нам удастся добиться чистого, отлаженного контакта - техника даст вам достаточно отчетливую картинку того, что будет происходить в сознании объекта. Андрэ, ваше дело - контроль за физическим состоянием сканируемого. Имбер, займите пульт техника - сегодня вся работа по отладке приборов ляжет на вас. Работаем по стандартной схеме - сначала необходимо довести объект до максимально пригодного к работе состояния, затем - осуществить направленное сканирование. Специалисты Консула подготовили для нас несколько образов той информации, которую, вероятно, имел несчастье незаконно заполучить наш подопечный, - господин Шед обернулся к блонди и проговорил, скорее лично для того: - Внедрив эти образы в сознание человека, подготовленного определенным образом, мы заставим его вспомнить все, что так или иначе связано с ними. Не вывернется.

Консул кивнул, сапфир отошел от кресла. И тотчас на голову Катце опустилось что-то вроде шлема с темной непрозрачной пластинкой напротив глаз, мигом отрезав его от окружающего мира. Короткая волна паники прокатилась по всем уголкам сознания - но быстро сменилась чувством давно сдерживаемого гнева. Как бы сильны, как бы хитроумны вы не были, какую власть бы не давали вам ваши приборы и препараты - я все равно смогу побороться с вами. Где еще это делать, как ни в собственном сознании?!.


- Начали, - сухо произнес где-то за гранью мира голос Старшего нейрокорректора Амой.
?


6m010200-bastauish.html

6m010300-pedagogika-zhne-6.html

6m010900--matematika-zhne.html

6m011000--fizika-zhne.html

6m011200--himiya-zhne.html